jean clouet

История русского художественного перевода в лимериках и клерихью

Страдая на работе и памятуя, видимо, о студенческих временах, написал серию неуважительных лимериков и клерихью о знаменитых отечественных переводчиках литературы. Простите меня, отцы. И матери.



Михаил Кудинов
Презирал простолюдинов
И считал, что перевод поэтический
Есть труд сугубо аристократический.


Переводчик Осия Сорока
Понял Хаксли не очень глубоко.
Но дойдя до Фитцджералда,
Он его переделал, да
Получилось опять однобоко.



Морис Ваксмахер
Работал как парикмахер:
Любого мужичка иль бабенку
Чесал под одну гребенку.


Юрий Стефанов
Всех почитал за профанов
И стал грозою района
Благодаря переводам из Вийона.

Осторожно, очень хулиганское!Collapse )
jean clouet

Диспут

Коль, сединами убелен,
На диспут буду приглашен,

Где мудрецы из разных мест
Должны представить некий жест

В ответ на заданный вопрос,
Как искони там повелось,

Не размыкая грешных уст
(Звук излетевший будет пуст!), –

Встряхнув такой же сединой,
Укажет вниз коллега мой

И, как на фреске Стагирит,
О силе плоти возвестит

Или, в раздумья погружен,
Укажет в небо, как Платон:

Мол, в эмпиреях горних сих
Нам место в царстве всеблагих.

Когда ж настанет мой черед,
Смущенно публика замрет,

Дыханье дружно затая,
Следя за тем, что выдам я.

Я покажу ей средний перст,
Поскольку наше тело – персть:

Пусть в аналогии шиша
Увидит, что слепа душа,

Ведь человек повсюду слаб:
Он телом червь, а духом раб,

И где нам, Господи прости,
Такие диспуты вести!
QdL

* * *

"Смотри, как рэперá бьют", – сказал Жека, и мое лицо натолкнулось на его коленку. Жека носил светлые джинсы из стремительно уходящей в прошлое варенки.
Рэпера меня никогда не били, поэтому этот опыт действительно был познавательным. Собственно, я вообще не представлял себе, кто такие рэпера. За пару дней до того от другого мальчика из театральной студии я услышал о гопниках. Гопники обитали на оставновке автобуса "Фабрика", где мне не рекомендовалось гулять, и назывались еще фабричными. Слово "гопники" или "гомики" я в свои десять уже знал, но мне всё равно было удивительно, что сторонники однополой любви селятся кучно именно на этой остановке.

Жека наконец отпустил мою голову, но я уже плохо понимал, что точно происходит и показывает ли мне Жека приемы или просто бьет. Познакомились мы недавно. Я сидел в гримерке на деревянной лесенке, которая приставлялась к входу на сцену. Ко мне подошел белобрысый мальчик постарше, оценивающе взглянул и деловито поинтересовался: "Ты член дрочишь?" Обычно при знакомстве мальчики протягивали руку и спрашивали, как зовут или сколько лет. Я был одним из самых младших, и хилее меня был только холеный Игорек, тусовавший с девчонками, что заслужило ему наше презрение. Вследствие этого, всякий раз, когда Игорька пытались побить, за него вступалась какая-нибудь Танюшка, а Танька была девчонка смазливая, расположения которой искали все.

Лучше всего я ладил с восьмиклассниками, это были нормальные ребята. Девятиклассников я побаивался, они были совсем взрослые, и Жека был как раз из них.

"Ну и правильно, – одобрил он. – А то вон Пашка его каждый день дрочит". Пашка был братом Жеки, его я уже знал. Если Жека был резким и непредсказуемым, Пашка был улыбчивым и добродушным. Однако Пашке до таких мелких, как я, не было дела, а Жека за несколько дней выменял у меня красивый перочинный ножик с гардой как у шпаги и в кожаных ножнах (подарок маминой подруги из семьи художников) на какую-то фигню из киндер-сюрприза. Сам я ни на что не менялся, Жека просто заиграл его и на следующий день принес эту штуку. Как бы всё по-честному.

Пару дней спустя Жека наведался ко мне домой и взял почитать "Плаху" Чингиза Айтматова – эту книгу проходили в школе, и больше я ее никогда не видел.

Когда Жека наступил мне на ногу и другой ногой нажал на коленку так, что чашечка уползла куда-то в сторону, я не выдержал, хотя плакать было очень стыдно. Когда я немного успокоился, я попытался напасть на него с разбега, но он легко оттолкнул меня.

Жека стоял посреди школьного двора и холодно смотрел на меня сквозь круглые очки.

Я пыхтел и вытирал ладонью сопли. Было очень обидно, что он такой сильный и у меня даже не получается его ударить. "Не ной, – ободрил меня Жека и сплюнул. – Я те "Плаху" скоро верну. Смотри. Ты в Бога веришь? Давай, позови его. Соберись и повторяй: "Бог, помоги мне. Бог, помоги мне".

Я отбежал и попробовал снова. Бог не помогал.
jean clouet

Просмотренное: Альмодовар и прочая

La ley del deseo   Педро Альмодовар, 1986

Кокто, Брель в исполнении бразильской певицы Маизы (ранее мне не известной) и "Бургер Кинг" в одном из кадров.

Меньше всего понравилась клиповая нарезка, повествующая о любви главного героя с Бандерасом: слишком много мелькания. Очень красивая сцена, где Кармен Маура репетирует Кокто, а девочка ездит по рельсам и открывает рот под Ne me quitte pas.

Позабавила мама Антонио: забавно уже, когда он упоминает в разговоре, что у него мама немка и она любит за ним следить, а потом эта тема еще и развивается.

Обоих погибших, в общем, не жалко.


Hable con ella   Педро Альмодовар, 2002

Простое хорошее кино. Отличный вставной фильм – пародия на немое кино, про уменьшающегося возлюбленного, с нарочито бутафорской вульвой (гей Альмодовар нам на что-то намекает?).

Тривиа: Марко читает "Часы" Майкла Каннингема – для меня это воспоминание о ранних двухтысячных, когда на универовских книжных прилавках стояли книги разных серий "Иностранной литературы".

И в этот момент я понял, что Альмодовар – видимо, лучший из ныне живущих режиссеров.


Entre tinieblas   Педро Альмодовар, 1983

Между тем следующий просмотренный фильм разочаровал, при всей моей любви в Альмодовару. Конечно, стилистика очень в его духе, и много отличных сцен (плат Вероники, получившийся благодаря отпечатку косметики главной героини на ткани; "дуэль" фокусника на базаре и сестры, практикующей самоистязание).

Актеры тоже хороши. Главная героиня куда-то пропала, снявшись в трех фильмах у Альмодовара. Неужели ей правда 23 или 24 года в момент съемок? Невероятно; она выглядит по меньшей мере на 35.

Основная проблема картины в том, что полно сюжетных линий, не ведующих ни к чему (история Вирхинии, которую съели каннибалы в Африке, ее сына-Тарзана, самоубийство друга Йоланды, – да вообще всё!), и конец тоже не ставит точки. Встречаются и отдельные дурновкусия, например, кислотные картинки как бы глазами сестры, принимающей кислоту.


Еще 8: руссие, французы, американцыCollapse )
jean clouet

Просмотренное: Дейвид Боуи, Вениамин Каверин and more

После долгого перерыва наконец нашел время запостить заметки о нескольких запомнившихся фильмах, просмотренных за большой период последний обзор был в декабре.

Поскольку 2016 год начался с ухода Боуи, обзор также начну с трех фильмов, в которых он сыграл до этого как актера я видел его только в "Престиже" Нолана.


Christiane F. - Wir Kinder vom Bahnhof Zoo   1981, Ули Эдель

Здесь далеко до шотландской бесшабашности наркоманов "Трейнспоттинга", здесь суровая, заткнутая в anus mundi Германия под мрачноватый эмбиент Боуи и Ино.

Впрочем, весело у них в Западном Берлине: в кармане куртки всегда есть кислота, а на вокзале у каждой колонны по два педика. Вообще, очень насыщенная жизнь. Я там был шесть лет назад, меня долго потом не отпускало. Жвачка "Стиморол" тоже такой укол из детства девяностых.

В первой половине фильма Боуи слишком много. Кстати, сцена с концертом, на который попадает героиня, по сути антикатарктична. Кроме того, у человека, который делал русские субтитры, замечательное чувство юмора: когда Боуи открывает рот, на экране появляется "ля-ля-ля".

Я бы обрадовался, если бы мне подарили пластинку Боуи, котрая у меня уже есть. Я б новенькую себе оставил, а старенькую кому-нибудь подарил. Или продал. Впрочем, девочка их потом и загоняет, чтобы купить дозу.

Хэппи-энд условный: девочка в очередной раз отрубается, и уже закадровый голос сообщает, что она в итоге слезла с иглы, потому что мамашка неожиданно собралась и отвезла ее в деревню. Кстати, прототип героини, как пишут, до сих пор наркотой балуется.

Фильм звезд с неба не хватает, но малолетним героям сопереживаешь – до определенной степени, конечно, потому что пороть их надо, этих героев.



Furyo / Merry Christmas, Mr. Lawrence   1983, Ногиса Осима

Мне говорили, что фильм плохой; я бы сказал, что, в общем, фильм так себе, но один раз посмотреть можно. Мне он напоминил How I Won the War Ричарда Лестера – тоже про Вторую мировую, тоже без героизма и тоже авангардно снятый.

Я не понял, что персонаж Боуи родом из Новой Зеландии, как пишут на Википедии. Сцены с его юностью и младшим братом очень неубедительны, и это самое плохое в фильме.

Сержанта Хара неожиданно играет Такэси Китано – в общем, да, знакомое лицо, если такое европеец может без иронии сказать о японце.



The Last Temptation of Christ   1988, Мартин Скорсезе

Ни один фильм на DVD я не собирался посмотреть такое бесчисленное количество раз и не находил душевных сил. В итоге я проглотил его в один присест, что, признаюсь, в последнее время бывает не часто.

Боуи в нем пара минуточек, и узнаваем прежде всего голос, внешне его действительно сделали похожим на римлянина. Голос звучит еще когда Боуи стоит далеко и его не разглядеть. В Википедии пишут, что изначально Пилатом должен был быть Стинг (спасибо, мне хватило его трусов в "Дюне"). Виллема Дефо в роли Иисуса я не узнал абсолютно, хотя актер и казался мне знакомым.

В фильме отчетливо прослеживаются два плана: восточный арабский колорит, традиции которого достигают апогея в снятом приблизительно в то же время The Sheltering Sky Бертолуччи, и англосаксонский колорит Иисуса и его учеников, разговаривающих в основном на mid-Atlantic, то есть не совсем на британском английском, но и не на нарочито американском.

Наименее удачны сцены, следующие за Евангелиями, особенно чудеса – например, спасение Марии Магдалины. И, конечно, ужасно пошло выглядит превращение воды в вино в Кане Галилейской, за эту сцену просто стыдно. Зато хорошая сцена с воскресением Лазаря. Комично выглядит любовная жизнь Иисуса: на третьей женщине уже становится смешно. (А вот, то что говорит ангел, который оказывается Сатаной, о том, что женщина-то в мире всего одна, просто с разными лицами – это истинная правда.)

Если следовать ритму фильма, то получается, что Иисус прожил две жизни – и как богочеловек, и как человек, так что его отказ от земной жизни и возвращение на крест в конце, в общем, не выглядит как жертва: он стар, и терять нечего. Между прочим, старость Христа видеть, конечно, поразительно.

В общем и целом хорошее христианское кино.

Еще 13 под катомCollapse )
QdL

* * *

Я возлюбил любовь – еще, быть может,
Юнцом безусым, – и насколько мог
Ловил в сплетенье жарком рук и ног
Движенье таинства, что сердце гложет;

Я сладострастно пил и стон и крик
И дрожью дорожил в обмякшем теле,
Я грезил на разбросанной постеле
(Соединенье было – краткий миг,

И снова сердце мается на воле),
И мне открылось: семя, пот, слюна
И с ними кровь – субстанция одна
Для излияния душевной боли.
jean clouet

Просмотренное: всё больше попсишка

Shalako   (1968, Эдвард Дмитрык)

Оный DVD мне случайно попался на развале, и купил я его ради Б.Б., конечно. Знал прекрасно, что фильм отстой, но не думал всё же, что он настолько плох (тупые диалоги и невозможная актерская игра Бардо). Конечно, в этом есть и много забавного.

Фильм как-то старомоден даже для 1968 г.: например, на вступительных титрах идет песня, рассказывающая фабулу. Подозреваю, что снят он был в одном из вариантов 3D 60-х, потому что все эти пейзажи Дикого Запада – горы и пустыни – неестественно разворачиваются за спиной героев, когда те движутся, и собираются в гармошку.

Самая интересная сцена в фильме – когда индейцы убивают героиню Онор Блэкмен (которая Пусси Галор в "Джеймсе Бонде", а еще она Генсбура перепевала); сцену, говорят, вырезают при показе фильма по ТВ (в Америке, как я понимаю).


Шаг с крыши   (1970, Радомир Василевский)

Не видел этого фильма, хотя эпизод с танцем в мушкетерские времена кажется смутно знакомым.

Слабоватое начало и первый "временной" эпизод, но начиная со второго (Франция времен мушкетеров) и особеннно в третьем (Гражданская война) становится интереснее.
Интересно изображение мушкетеров, увиденных советским человеком за десяток лет до фильма Юнгвальд-Хилькевича: стилистика, в принципе, та же.

Герои почему-то временами разговаривают пятистопным ямбом, но именно что временами.

Мальчик – главный герой середнячковый, а вот девочка, которая играет несколько ролей, весьма хороша. Причем я был уверен, что это какая-то уже снимавшаяся к тому времени актриса, сделавшая потом карьеру в кино, но нет, она практически нигде не снималась, а сейчас обретается где-то в Торонто с театральными чтениями.

Отдельные актеры очень хороши во всех эпизодах. В гражданской войне просто великолепен Борислав Брондуков (до этого фильма это было для меня знакомое с детства фонетическое сочетание, а теперь вот знаю, как он выглядит).

Я долго не мог понять, почему столь олдскульную барыню притесняют белые, а не красные. Сначала я подумал, что то какие-то плохие красные, но, конечно, так быть не могло. Ага, это правда белые, а в застенок ее бросили потому, что она по доброте душевной укрыла раненых чапаевцев.

В картине удивительно много секса для детского фильма (советского! 1970 года!), начиная с этого ewig Weibliche в лице одноклассницы, которое постоянно мелькает перед главным героем, а он не желает им пользоваться (а в сцене с мушкетерами дело даже доходит до женитьбы, и тут-то герой понимает, что пора валить из этой эпохи), и заканчивая шлепанием служанки по попке и трепаниям сисек одноклассницы в самом конце. И, конечно, когда белогвардеец пристает к барыне, там вполне очевидно, о чем идет речь: вовсе не о перстне у нее на руке. Ну, и без трагического в этом почти комедийном детском фильме не обходится: отдельные персонажи гибнут; сюда же можно отнести сцену, когда уборщица в больнице узнает папаху убитого мужа.


Withnail & I   (1987, Брюс Робинсон)

Давно мечтал посмотреть сей культовый (в строгом смысле слова) фильм, и тут пришла мысль поискать в контакте, где он без труда нашелся.

Джордж Харрисон в качестве executive producer (в фильме звучит While My Guitar Gently Weeps); Ричард Старки, MBE, тоже мелькает в титрах. Уитнейл похож на Боба Гелдофа или Ника Кейва, главный герой на одного моего знакомого актера по имени Сириль.

Очень крутой актер играет Монти, а снял это всё чувак, который играет Бенвольо у Дзеффирелли, и как пишут на imdb, история попыток его соблазенения этим режиссером и легла в основу отношений Монти и главного героя в фильме.


The Actors (2003, Конор МакФерсон)

Снова британский фильм про актеров, слегка похожий на предыдущий – в некоторой степени это, конечно, осознанный оммаж, также с шекспировскими цитатами. Юмор и сюжет здесь, впрочем, попроще, но кино всё равно милое.

В главной роли Дилан Моран, чувак с очень британской физиономией, который казался мне очень знакомым. Оказалось, что это комик, игравший в тупейшем сериале Black Books, из которого можно с некоторым удовольствием посмотреть первую серию, но дальше как-то совсем не идет. В данном случае он как раз весьма неплох.


Накопилось много фильмовCollapse )
Gargantua, Notre-Dame

Болезненный опыт

В Сорбонне такие узкие туалеты, что, наклонившись поднять рюкзак, брошенный на пол на время умывания рук, я огреб обитой металлическими пластинами дверью по лбу и, отпрянув, припечатал левую ланиту к сушилке.

– Простите, месье, я, право, не заметил вас, – равнодушно бросил вошедший студент. Я не удостоил его ответом и вывалился в коридор, потирая ушибленное.
jean clouet

Лампочки

У меня в комнате какие-то проблемы с напряжением, и страдает люстра. В люстре три лампочки, и они никогда не горят одновременно, обязательно одна гаснет. При этом такой звук, как будто кто-то тихо-тихо откупорил бутылку сидра. И даже две лампочки редко сосуществуют: одна быстро гаснет, одна остается гореть. Я спрашивал у хозяина квартиры, почему так, и он сказал, что это перепады напряжения – может доходить до 250 вольт. Правда, добавил он, я вам откровенно вот что скажу: сейчас и лампочки – гов - но.

Лампочки поэтому приходится покупать постоянно, и служат они самое большее пару месяцев, а бывает и пару недель, а бывает и того меньше. Три у меня никогда не вкручены, одной мало, а если две, то можно варьировать их положение в люстре: чтобы светило, например, на обеденный стол и на письменный. Или на письменный и на кровать.

В хозяйственном магазине меня, должно быть, принимают за сумасшедшего. Опять пришел за своими лампочками!

Сегодня зашел, а они всё поменяли, и где были лампочки, теперь рамочки для фотографий. А рамочки расставляет какой-то человек в жилете, я его раньше не видел.

– Скажите, а где у вас лампочки?

– Я не могу вам сказать, я здесь не работаю, я, собственно, поставщик. Вот рамочки привез. Хотите рамочки?

– Нет, спасибо, – сказал я. Зачем мне рамочки? Раньше у меня на столе стоял наш портрет с девушкой и еще две фотографии ее собаки, горизонтальная и вертикальная, но с девушкой этой я расстался.

– Собаки – это хорошо, – сказал поставщик. – Люблю собак!

– Месье ищет лампочки? – спросил приветливый женский голос за моей спиной.

– Лампочки, – согласился я.

Из-за унитазов показалась дама в брюках, похожая на Катрин Денев. Я ее уже давно знаю, и ее появление всегда меня волнует. В прошлый раз на ней были резиновые перчатки и какой-то кольчатый шланг в руках. А сейчас она подошла к прилавку и аккуратно поправила деревянные чашечки для вареных яиц. Поставщик рамочек воззрился на нее с вожделением, но она на него даже не взглянула.

Поскольку они всё равно быстро перегорают, нет смысла спрашивать идеально подходящие для люстры матовые грушевидные; можно взять те, что подешевле.

Дама протянула мне лампочку. У нее ухоженные руки и на левой массивное обручальное кольцо, какое-то очень простое, прямо латунное. Почему-то кажется, что если коснуться ее рук, то они будут влажными и липкими от крема.

Надо только убедиться, что на ней написано хотя бы "220-240 вольт", а то сразу перегорит.

Я несколько раз перевернул хрупкую колбочку, пока не нашел подтверждающей это надписи. Дама смотрела на меня с застывшей выжидательной улыбкой.

– Вам как обычно?

– Да, – сказал я. – Насыпьте полкило.
jean clouet

Олимпийцы

Се имена толмачей, прелагавших в советское время
Всех иноземных творцов, прозой писавших свой труд:
Беккер, Вальдман и Лившиц, Топер, Бернштейн, Вольпин, Коган,
Вебер, Шлосберг и Апт, Ингер, Галь, Трауберг, Райт,
Линцер, Хинкис, Гордон, Кулишер, Майзельс и Брахман,
Виккер и Дарузес, Кан, Ман, Ланн, Локс, Гриц, Гунст, Шпет.